Selena Dark
"Атака Гризли, знаменитая писательница на заборе, счастлива познакомиться" (с)
Название: Сделка: по ту сторону
Автор: Selena Dark
Фандом: CSI LV
Пейринг: грандерс
Жанр: мистика, POV
Рейтинг: PG-13
Саммари: "зеркалка" к нежно любимому мною фику "Сделка" авторства AlyonaSL, POV ангела-хранителя Гила.
Написано на обмен с AlyonaSL,

фраза "Меня вообще раздражает пожелание "С новым счастьем" "

Забавно, но, принимая новое назначение, я был уверен, что на этот раз мне досталось тихое местечко. Приличные родители, спокойный малыш – рай для ангела-хранителя.
Предыдущий подопечный изрядно потрепал мне нервы. Первую половину жизни он занимался исключительно тем, что влипал во все неприятности и встревал во все авантюры, какие только можно вообразить. Вторую половину своей слишком долгой, на мой вкус, жизни он беспробудно пил.
А это, к сожалению, одна из самых больших опасностей в нашей работе. Когда наши подопечные пьют, приходится впадать в спячку ради самосохранения. Но тогда – попробуй-ка, отреагируй вовремя, если твой подопечный идиот уснул за рулем! Да и само по себе состояние спячки не сахар, но ведь без этого совсем свихнуться можно. Когда я, наконец, явился за новым назначением, от меня разве что не шарахались. Что делать, наше душевное состояние отражается на внешности напрямую – собственно, у нас кроме души ничего и нет…
От нового подопечного такой пакости ждать вроде не приходилось. Серьезный рос пацанчик, смышленый. Соображал он всегда быстро, даже когда совсем мелким был. Кричать, например, перестал уже на второй день, видно, понял, что мамочке его крики до одного места. Нет, она неплохая женщина, глухая только.
А потом началось… Стараешься, нашептываешь ему, мол, надо сделать то-то, а он глазенки синие в окно уставит и мысленно спрашивает этак задумчиво: «А зачем?» Ну как тут работать? Я ж ангел, мать твою, хранитель! Ну когда я тебе чего плохого советовал, чтоб мне не доверять-то?
Однажды, помню, я аж голос сорвал. Дело было в ту пору, когда парень подрос и в колледже учился. Я ему: «Не надо!», а он в ответ: «Отстань, мне интересно. Что в этом плохого?». Я тогда не удержался – и заглянул на несколько лет в будущее-то, а вдруг и правда ничего страшного и зря я тут надрываюсь? Ох, лучше б и не смотрел… Потому что даже теперь, зная, к чему приведет этот «эксперимент» с соседом по комнате, я не мог сказать своему подопечному ничего, кроме «Не надо!». Но вот беда – не действует это на таких… экспериментаторов. «Почему?» – вот и весь ответ. Ну как я ему объясню, почему?!
Вообще, работать с такими людьми увлекательно, но ужасно сложно. Мы, хранители, ограничены принципом невмешательства. Только если есть прямая угроза жизни – тогда у нас все полномочия, а в остальном – советы, советы, советы… С большинством людей ограничение не особо ощущается, им достаточно вовремя командовать «направо» да «налево». А вот с Гилом у меня постоянно такое чувство, что его «дорожный указатель» какой-то другой. Два пути налево, три пути направо, а еще один вперед и чуть-чуть вверх. И в результате мой подопечный, даже когда в принципе согласен, что ему нужно свернуть направо, все равно некоторое время топчется на месте, выбирая, какой из правых дорог идти.
Впрочем, надо отдать ему должное, выбрав дорогу, он шагает легко и упруго, с азартом преодолевая препятствия и заражая всех вокруг своим энтузиазмом. Некоторое время я надеялся, что среди тех, кого увлекает эта его способность, отыщется и подходящая спутница жизни, но увы.
Однажды на него запала одна из студенток, вид хранительницы которой меня здорово насторожил. Я уже приготовился к нелегкой борьбе, потому что рассказывать своему подопечному про влияние нашего душевного состояния на внешний вид не собирался, а больше обосновать свои предостережения мне было нечем, но тут же с облегчением убедился, что пронесло. Гилом владел исключительно научный азарт, ничего больше. Женщину в студентке, расспрашивающей его о любимом предмете, он не видел в упор. Ну и слава всевышнему.
Через несколько лет, правда, я снова заволновался. Кто ж ставит работу наравне с отношениями? Видишь симпатичную дамочку – ну так забудь ты на время про жуков да трупы, успеется еще! Наладишь личную жизнь и вернешься к своей обожаемой работе…
Но Гил упорно делал вид, что меня не слышит. Ох, не к добру. Не с его наследственностью в этих вещах чертей дразнить. Да и такой дамочки, чтобы готова была терпеть его закидоны, днем с огнем не сыскать.
Вот чего я не ожидал, так это того, что судьбой Гила окажется вовсе не дамочка. Но однажды…
Однажды мой подопечный вошел в лабораторию нового техника – и тут полыхнуло так, что я чуть не ослеп. Нет, понятное дело, люди ничего такого не видели, а вот мы с ангелом-хранителем того самого нового техника лишь ошалело друг на друга уставились, когда проморгались. Нет, мы вовсе не таскаемся за своими подопечными по пятам, если вы об этом подумали, мы обитаем в некой… Даже не знаю, как назвать, это вон Гила спрашивать нужно, он много мудреных слов знает. Короче, когда наши подопечные встречаются, то мы, хранители, тоже оказываемся рядом.
Так вот, Гил с Грэгом общались, но я не вникал в суть. Не до того было. У этого парня даже нимб светился! Тьфу, да нет, не у техника – у его хранителя! И перья на крыльях – одно к одному, гладенькие, длинные, белоснежные.
– Никак первый? – сглотнув, спросил я.
Давно я не встречал новичков среди нашего брата. Даже забыл, как мы выглядим поначалу.
– Нет, – скупо сказал хранитель, ощутимо темнея.
– Эээ, – затряс головой я, давя желание надавать себе по губам. – Не вспоминай. Это ж… Это ж такая редкость. Поздравляю!
Коллега улыбнулся и отвернулся к нашим подопечным. Вот уж не думал я, что такое бывает. Это могло означать только одно: выросшего в любви и понимании, цельного, яркого, невероятно жизнерадостного человека. Причем только что, судя по вспышке, нашедшего свою любовь! Это что, вот это чудо – так и хочется добавить «в перьях» – может стать спутником жизни моего подопечного?
Честно говоря, я впал в некоторый ступор. Как-то отстраненно следил за тем, как хранительница очередной симпатичной дамочки устраивает Гилу срочный вызов на место преступления и, показав мне язык, удаляется вслед за своей подопечной из ресторана. Как бродит вокруг та студентка, Сара, за это время превратившая свою хранительницу в страшную сморщенную тень. Стойкая попалась хранительница, я бы на ее месте давно ушел в спячку.
А у меня… У меня расправлялись перья. До сияния моего нового приятеля, ангела-хранителя Грэга, мне было очень далеко, то ли ему не так досталось с бывшим подопечным, то ли Гил не умел пока так радоваться жизни, но все же… Нет, вы не подумайте, будто я питался чувствами чужого подопечного. Гил чувствовал практически то же самое, что и Грэг, хоть и не показывал вида. Кажется, он, как и я, не верил в реальность происходящего, в то, что это может происходить именно с ним.
Пришлось выходить из ступора.
– Ты что, не видишь, что мальчишка чуть в штаны не кончает, когда ты на него смотришь? – зудел я.
– Во-первых, – стаскивая очки с носа, поправлял меня Гил, – если ты о Сандерсе, то он, смею напомнить, уже давно не мальчишка, а во-вторых, гиперпотентность не является…
– Ой, заткнись! – не выдерживал я.
– Только после тебя, – водворяя очки обратно, парировал Гил.
Честно говоря, я всерьез опасался, что Грэг такого обращения не выдержит. Ну в самом деле, разве так разговаривают два …ммм… небезразличных друг другу человека?
– С Новым годом, с новым счастьем, босс! – выскакивает из своей лаборатории Грэг, завидев идущего мимо Гриссома.
– Знаешь, меня вообще раздражает пожелание «с новым счастьем», – помедлив, отвечает Гил.
– Ну тогда со старым? – смеется Грэг, и тут же уточняет: – А что такого?
– Ну… – пожимает плечами Гил. – Разве можно порезать счастье на кусочки? Разве новый год означает непременную раздачу этого счастья в подарок?
– Да, счастья либо нет, либо оно есть, – соглашается Грэг и смотрит сияющими глазами. – Это просто… Говорят так, – поясняет он.
– А я вот не понимаю, как можно говорить что-то и не думать над тем, что именно говоришь, – снова пожимает плечами Гил.
При этом стоят они посреди коридора, на строго выверенном расстоянии, словно оба чувствуют закручивающуюся вокруг них в астрале разноцветную спираль.
Самое странное, что Грэгу такие их разговоры нравятся. Он их потом вспоминает, каждое слово, каждый жест, каждый взгляд. Нет, я не подслушиваю. Просто он …думает громко.
В конце концов я перестал пытаться устроить все как лучше и просто ждал. До сияющего нимба мне было еще далеко, но встречные хранительницы стали поглядывать с интересом. Раньше надо было думать, девочки, когда я столько лет пытался устроить личную жизнь своего подопечного…
– Ну, кажется, мы с тобой можем отправляться на покой, – улыбнулся ангел-хранитель Грэга, когда за перевернутым автобусом расцвела ярчайшая двойная вспышка.
– Размечтался, – проворчал я. – Теперь-то как раз глаз да глаз нужен. Охотников попортить чужое счастье много найдется.
Я знал, о чем говорил. Это ангел-хранитель Грэга до него опекал лишь одного парнишку-наркомана, который до восемнадцати не дотянул. А я чувствовал себя усталым стариком, когда начинал вспоминать всех тех, кого опекал. Случалось и моему нимбу сиять, случалось. Вот только быстро эта благодать заканчивалась.
– Ничего, нас теперь двое, – беспечно взмахнул крыльями ангел-хранитель Грэга.
Я проводил его взглядом и вздохнул. Да, когда один из моих первых подопечных нашел свою настоящую любовь, я тоже впал в такую же эйфорию. Но – лучше провожу-ка я ребят, так, на всякий случай.
К сожалению, даже вдвоем мы успевали не всегда. Иногда – из-за вмешательства других. Я поражался стойкости той девочки, ангела-хранительницы Сары, и восхищался ею, но, честное слово, в тот раз я предпочел бы, чтобы на ее месте оказался кто-то менее ответственный. Когда мы поняли, что хранительница вмешалась, ускорив процесс нагревания, чтобы спасти свою непутевую подопечную, и Грэг не выйдет из лаборатории до взрыва, как должно было бы произойти, мы успели только заставить его отвернуться – чтобы осколки расплавленного стекла вонзились в спину, а не в лицо, и был шанс на выживание. Зато Сарочка отделалась всего лишь порезанной рукой. А потом приперлась к Гилу, приглашать его на свидание. Кажется, ее несчастная хранительница совсем сбрендила. Впрочем, я ее понимаю. Тут даже в будущее не нужно заглядывать, чтобы понять, какая развеселая жизнь ее ждет с такой подопечной.
А в другой раз я не успел как раз из-за того, что ждал вмешательства коллег. Слишком поздно догадался, что ангелы-хранители этих двух придурков не успеют выйти из спячки. Фура накрыла автомобиль моего подопечного – и через пару секунд Гил уже был рядом со мной.
– Идем, – со вздохом сказал я. Оставался у нас с ним последний путь, и – новое назначение.
– Подожди. Что случилось? Где я?
Ну конечно. Как я мог забыть, с кем имею дело!
Пришлось объяснять. По мере объяснения Гил мрачнел, а я чувствовал, как обвисают мои крылья, как наваливается усталость.
– Я никуда не пойду, – тихо сказал мой подопечный и исчез.
Вот тут мне стало совсем нехорошо. Я покосился на искореженный автомобиль. Сколько лет мне теперь ждать возле тела? В больнице, среди таких эманаций, что даже спячка не спасает? Ведь очнуться он не сможет, слишком серьезной была эта авария.
Из спячки меня вывел ангел-хранитель Грэга.
– У нас к тебе предложение, – сказал он.
– Какое еще предложение? – буркнул я, пряча глаза. Перед ангелом-хранителем Грэга было стыдно.
– Сам послушай.
Я прислушался.
– С ума сошел? – вот и все, что я смог выдавить, осмыслив услышанное. А мозг уже лихорадочно работал. А ведь… Может выгореть!
Ангел-хранитель Грэга только смотрел умоляюще. Вид у парня был… тот еще. Да и у меня, надо думать, не лучше.
– Ну, чего? – спросил я, появляясь в палате.
– Ты кто? – спросил Грэг, открыв глаза и ущипнув себя за ногу.
– Я ангел. Хранитель. Вот его. – Я кивнул на лежащего с закрытыми глазами Гила. – Так что, пока ты меня отвлекаешь…
Тут я по глазам Грэга понял, что он услышал только про хранителя, и сейчас будет драка.
– Стоп-стоп-стоп. – Я положил одну руку ему на плечо, силой заставляя сесть, а второй рукой взял за запястье. И посмотрел в глаза. – Я ведь заранее знаю всё, что ты мне сейчас скажешь. И где же я раньше был, и почему я не мог до сих пор все исправить, и так далее… Ммм?
Грэг кивнул. Ну еще бы.
– Однако, – я сел рядом со ним на кровать, – за счет того, что я существую и, когда надо, был на месте – вы сейчас оба здесь и сидите. Вернее, ты сидишь, а он лежит. И дышит, и мозг работает. Ты хоть представляешь себе, что такое дальнобойщицкая фура?..
– И что дальше? – негромко спросил Грэг.
– В смысле – дальше?
– Сколько ждать, пока он очнется?
– А вот по этому поводу я и пришел.
Я потер глаза. Говорить напрямую я не мог. После такого меня ждало бы небытие. Грэг должен сделать предложение сам.
– Сам понимаешь – благотворительности у нас давно нет, потому что ресурсы не восполняются, и вообще в последнее время все подорожало… Но ты же что-то хотел предложить взамен?
Грэг прикрыл глаза и застыл, покачиваясь.
– Эй. – Я осторожно тронул его за плечо. – Так ты как? Может, передумал?
– Нет. Не передумал. Сколько?
– Немного, – нервно усмехнулся я.
Нужно было заглянуть в будущее. Вообще, нужно было заглянуть туда с самого начала, еще до того, как решаться на этот безумный шаг, но я после спячки всегда плохо соображаю. Да еще и… Это очень больно – смотреть сквозь черноту небытия своего подопечного, пытаясь разобрать призрачные контуры того, что могло бы быть, если бы ты успел. Поэтому я лишь приблизительно глянул, сколько лет осталось прожить Грэгу. Получалось немало, чуть ли не тридцать лет.
– Десять, – сказал я. – Десять лет.
Ангел-хранитель Грэга издал чуть слышный стон.
– Согласен, – быстро ответил Грэг.
– Что ж, – сказал я. И замешкался. Почему так странно отреагировал хранитель? Он сам меня просил, в конце концов! Я преодолел внутреннее сопротивление и посмотрел внимательнее. И увидел…
– Стой, ошибка вышла, – торопливо хлопнул себя по лбу я. – Еще же эти… проценты, налоги…
Я сосредоточенно считал, стараясь не думать об увиденном, не думать, не думать, не думать…
– Не десять, – подытожил я. – Тринадцать с половиной.
– Черт с этим со всем, – снова быстро согласился Грэг. – Но только чтобы без обмана.
– Ангелы не обманывают, – пожал плечами я. – Главное – решай точно, потому что сделка обратного хода не имеет.
Ангел-хранитель Грэга молча, тихо плакал. И никак не вмешивался в рассуждения подопечного, хотя думал тот… не пойми о чем. Я у него собирался оттяпать ровно половину оставшейся жизни, а он думал вообще не о себе. Да уж… С такими подопечными грешно без нимба-то, что и говорить. Грэг пытливо заглянул мне в глаза, понял, видно, что страхи напрасны, завтра он не умрет, и решительно сказал:
– Идет.
– Договорились, – протянул ему руку я.
Грэг пожал ее, добровольно отдавая тринадцать с половиной лет, половину оставшейся жизни в пользу Гила. Точнее, он-то этого не знал. И считал, что отдает десять лет жизни просто за то, чтобы Гил очнулся. Мы не обманываем, это правда, но умеем умалчивать. Ни к чему нашим подопечным знать дату собственной смерти. Тем не менее, я решил, что хотя бы намека, что это точно не завтра, он заслуживает.
– Мне пора, – я оглядел приборы и встал. И добавил: – Вообще нам нельзя клиентам такое рассказывать, могут премии лишить, но я все равно скажу: ты должен был уйти через пару месяцев после семидесятилетнего юбилея, известным специалистом и автором трех учебников, окруженным детьми и внуками… да-да, и внуками, – повторил я, заметив его ухмылку. – Но теперь уже… не знаю, что получится. Учебники, скорее всего, не успеешь написать, да и внуков…
– К черту, – выдохнул Грэг.
– Всего доброго, – попрощался я, глядя на его ошалевшую от счастья физиономию. На две ошалевшие от счастья физиономии.
– Смотри, смотри скорее! – дернул меня за рукав ангел-хранитель Грэга, едва я исчез из реального мира.
В этот раз я охотно наплевал на собственный зарок. И смотрел, как проступают из черноты в нарастающем свете двух нимбов сразу контуры тринадцати с половиной лет жизни, и чувствовал, как вновь расправляются мои перья. Правда, в самом конце так и остался крохотный хвостик той самой, так напугавшей нас непроглядной черноты, слишком схожей с чернотой небытия, каким-то образом воцарившегося на земле для одного конкретного человека. Один из наших подопечных переживет другого. Я все же чуть-чуть промахнулся. Дней на десять.

@темы: фики, CSI, грандерс, "забор сюда, забор!" (с)